Франсиско Вилья: из бандита в герои Мексиканской революции

052

Франциско (Панчо) Вилья был человеком, создавшим свою собственную легенду. Когда он стал известным революционным вождем, он окружил себя таким количеством историй о самом себе, что историкам пришлось немало потрудиться, чтобы определить действительное значение столь заметной в истории Мексики фигуры. Его называли мексиканским Робином Гудом, Пятым всадником Апокалипсиса. Тем не менее, остается фактом, что Вилья в короткий срок сумел объединить северных крестьян и хозяев мелких ранчо, чтобы создать мощную армию, которая свергла режим Викториано Уэрты.

Родившийся в 1878 году в муниципалитете Сан Хуан дель Рио, штат Дуранго, в семье бедных крестьян, Доротео Аранго Арамбула (Doroteo Arango Arambula — настоящее имя Панчо Вильи) еще в детстве потерял отца и с малых лет работал на земле, чтобы внести свой вклад в содержание семьи. В 16 или 17 лет Доротео покинул полную лишений жизнь работника, чтоб заняться куда более прибыльным и захватывающим делом — разбоем на большой дороге. Согласно его собственной легенде, он сбежал в горы, потому что хозяин вознамерился соблазнить его сестру. В 1914 году журналист Джон Рид написал, что «самой вероятной причиной этого стало невероятное высокомерие Вильи».

Легенда, возникшая в период славы Панчо Вильи, рисует его этаким мексиканским Робин Гудом в горах Дуранго. Однако свидетельства говорят, что он был лишь обычным разбойником мелкого масштаба, который побывал в тюрьме и несколько месяцев прослужил в армии, рекрутированный туда из-за проблем с законом.

Примерно в 1901 или в 1902 году, после дезертирства, Доротео Аранго уже под именем Панчо Вильи перебрался в соседний штат Чиуауа, чтобы избежать военного трибунала. В Чиуауа Вилья занимался законной деятельностью, от скромной работы пеоном до отчаянной работы перевозчика драгоценных металлов с горных шахт на железнодорожную станцию, сочетая всё это с кражей скота. По мнению тех, кто жил в сельской местности, широкие равнины Чиуауа по меньшей мере в течение двухсот лет были всеобщим достоянием, где каждый мог охотиться на свое усмотрение. Но землевладельцы прибрали их к рукам незаконно, нарушив обычаи, существовавшие веками. Поэтому красть скот у помещиков не считалось преступлением, а лишь возвращением себе былых прав и свобод. Такая социальная терпимость к конокрадству и угону скота объясняется социальным напряжением в этот непростой для Мексики период ее истории.

Cоциальное напряжение нашло выход в призыве к восстанию, брошенном Франсиско И. Мадеро, с тем, чтобы привлечь мелких и средних землевладельцев — ранчеро штата Чиуауа к революции. Этот социальный слой стал опорой революционного движения, разгоравшегося на севере, а Вилья стал одним из самых уважаемых его командиров.

В момент начала мексиканской революции в 1910 году Вилье было 32 года. Он был очень ловким наездником, не знавшим устали, метким стрелком и отличным знатоком местности. Он обладал приятной внешностью, был обходителен, за исключением моментов, когда впадал в гнев – тогда он становился ужасен. Он ненавидел помещиков и высоко ценил смелость и честность как главные добродетели. Он не курил и не пил, но был отчаянным ловеласом. Вилья обладал необычайно острым умом, но образования практически не получил. До сих пор идут споры о том, умел ли он читать и писать до 1910 года, или научился этому уже в тюрьме в 1912 году.

В рядах революционеров Панчо Вилья оказался благодаря дону Абрааму Гонсалесу. Тот происходил из среды могущественных политиков и предпринимателей горной части Чиуауа, влияние и состояние которых уменьшилось в период порфириата. Он являл собой яркого представителя социального класса и олицетворял устремления, породившие движение Франсиско И. Мадеро, которое искало пути мирного перехода от диктатуры Порфирио Диаса к более современным и демократическим формам политического управления страной, при этом не меняя ее социального устройства. Когда правительство Диаса лишило общественность любых возможностей сделать такой переход, Мадеро призвал народ восстановить конституционную форму правления страной посредством вооруженного восстания. Именно в тот период Абраам Гонсалес, последовательный мадерист, призвал Панчо Вилью присоединиться к вооружённой борьбе. Уже на второй день революции Панчо Вилья впервые участвовал в революционном сражении, продемонстрировав харизму и способности командующего. Сражение потерпело поражение от правительственных войск.

Мадеро полагал, что его призыв к оружию будет иметь массовый отклик по всей стране. Он представлял себе не гражданскую войну, а вооруженную забастовку, которая должна была покончить со старым режимом всего за несколько дней. В течение первой недели революционные формирования действительно одержали наибольшее количество побед в стычках и сражениях. Но мощные контингенты правительственных войск начали прибывать в Чиуауа для подавления мятежей.

Упорство революционеров Чиуауа, которые перешли к партизанской борьбе, позволило революционному движению не угаснуть, а даже усилиться и вылиться в восстание национального масштаба. В конце концов восстание превзошло способности правительства отразить его и способствовало падению режима Диаса. Мощь революционного движения в Чиуауа усиливали личности его командующих. Паскуаль Ороско и Панчо Вилья были неотесанными, необразованными крестьянами, неграмотными и жестокими. Они воплощали собой давнюю ненависть и обиду крестьян и мелких ранчеро, лишенных во время диктатуры Порфирио Диаса своей политической автономии и большой части своих земель.

Когда Порфирио Диас отрекся от власти, Панчо Вилья был признан вторым по значимости лидером в штате Чиуауа, после Паскуаля Ороско, и одним из самых известных персонажей во всей стране.

Панчо Вилья
Изображение: Wikimedia Commons

После падения режима Диаса Панчо, как и большинство других повстанцев, демобилизовался. В течение нескольких месяцев он занимался мирным трудом мясника. Однако эта мирная жизнь не смогла продолжаться долго. Несмотря на свержение старого режима, страна погружалась во все больший хаос. Падение порфириата обнажило старые проблемы, нерешенные противоречия, и правительство Франсиско И. Мадеро в течение своих 15 месяцев существования вынуждено был бороться с военными переворотами и аграрными восстаниями практически без передышки. Когда Паскуаль Ороско на севере страны встал во главе мятежного движения против Мадеро, Панчо Вилья вернулся к вооруженной борьбе, но теперь уже на стороне правительства, то есть мадеристов. Так бывшие союзники стали врагами.

Во время кампании против Ороско Вилья был командующим разведки правительственных войск генерала Викториано Уэрты. Там Вилья научился военной тактике — изучил движения колонн войск, использование артиллерии, преимущества пехоты перед кавалерией в лобовых атаках. Но понял он также и то, что представители старых привилегированных классов ненавидели революционеров. Однажды главнокомандующий Уэрта, разъяренный из-за того, что Вилья в качестве трофея присвоил себе белую кобылу, на которую сам же положил глаз, приказал казнить Панчо. Только вмешательство офицеров и братьев президента Мадеро спасло Вилью от расстрела.

Меру наказания заменили тюрьмой в Мехико. Вероятно, именно во время тюремного заключения Вилья научился читать и писать. Именно тогда Вилья прочел «Трех мушкетёров» и «Хитроумного идальго Дона Кихота Ламанчского». Именно тогда Вилья узнал о требованиях и причинах аграрного революционного движения на юге страны, которое развивалось автономно от революции на севере Мексики. Тогда же Панчо узнал о высшего командования с целью свергнуть демократического президента Мадеро и передать власть в стране старым олигархам времен порфириата. Именно это стало причиной его побега из тюрьмы 26 декабря 1912 года – он должен был предупредить Мадеро о готовящемся военном перевороте. Но не успел. 9 февраля 1913 года началась «трагическая десятидневка», когда в ходе ожесточенных боев мятежные войска генерала Уэрты свергли правительство Мадеро. Спустя несколько дней после того, как от него добились отставки, президент был коварно убит .

Как и многие убежденные мадеристы, Панчо Вилья начал свою третью военную кампанию против режимы Викториано Уэрты. 8 марта 1913 года с восемью товарищами он перешел мексиканскую границу и в течение нескольких дней собрал своих старых солдат. К августу того же года у Вильи уже была бригада численностью более тысячи человек, многие из добровольцев вышли из состава войск Ороско, который поддерживал диктатора Уэрту. Вилья со своими людьми покинул северо-запад штата и приблизился к его столице во главе бригады из 1300 человек, хорошо вооруженных и натренированных. 26 августа силы Вилья взяли Сан Андрес. Это было первое настоящее сражение, которым командовал Вилья, противник был полностью разгромлен, взята ценная военная добыча. Спустя много дней скачки верхом его бригада оказалась на юго-востоке Чиуауа, где состоялась встреча с другими повстанческими формированиями в количестве около 1500 человек.

Тогда Панчо отправил посланников к другим революционным вождям Чиуауа, Дуранго и региона Комарка Лагунера, которые не признавали ничьего главенства и потому были не в состоянии объединиться, чтобы действовать более эффективно. Всех их Панчо созвал на встречу, чтобы договориться о важнейшем стратегическом шаге – взятии города Торреон в штате Коауила.

29 сентября 1913 года на назначенное собрание явились революционные формирования севера. Панчо взял слово и сказал, что цели военной кампании требуют объединение всех сил под общим командованием, предложив, чтобы в этот день из числа присутствующих был избран один главнокомандующий. В качестве кандидатур Панчо предложил себя самого, а также Томаса Урбино и Каликсто Контрераса. Затем выступил полковник Хуан Н. Медина, командующий Главным штабом Вильи. Он четко объяснил ситуацию и доказал, что все, чего можно было добиться посредством партизанской войны, уже сделано, и настал момент перейти к открытым военным действиям. Регулярные военные действия требовали высокой организации и единого командования, чьи приказы не подвергались бы ни малейшим сомнениям.

В конце концов все присутствующие признали Вилью командующим мощной армии, рождавшейся в тот самый момент. В тот же день, после утверждения в звании главнокомандующего, Вилья набросал план взятия стратегически важных городов – Лердо, Гомес Паласио и Торреона, гарнизоны которых достигали 5 тысяч человек. Наступление началось в тот же день. В течение трех дней Вилья сумел взять Торреон, в том числе благодаря безоговорочному подчинению Вилье всех солдат вновь образованного формирования. Вилья начал постепенно превращать революционные контингенты северных штатов, которые называл «недисциплинированным сбродом», в регулярные войска. Вилья умел насадить дисциплину со всей строгостью. Вероятно, на солдат произвели впечатление продемонстрированные им способности, легкость взаимопонимания со своими солдатами, чьи проблемы он понимал, а также легенды, слагавшиеся вокруг него.

После завоевания Торреона Вилья решил не оставаться в городе, а перешел в отчаянное наступление на город Чиуауа, осуществил блестящее взятие Сьюдад Хуарес и одержал удивительную победу в Тьерра Бланка, где в открытом сражении рассеял тысячи солдат противника, умело используя свою пехоту, артиллерию и запасные части.

8 декабря Вилья с триумфом вступил в город Чиуауа, и генералы Северной Дивизии назначили его губернатором штата. В Чиуауа в течение трех лет шли сражения, война разрушила большую часть его железнодорожной системы, уменьшила площадь скотоводческих ранчо, заставила закрыться множество заводов и горнодобывающих предприятий. Не было денег, работы и еды. Жители были настроены друг против друга. Пресса внесла свой вклад в разжигание розни, представив Панчо кровожадным преступником.

Чтобы справиться с управлением таким большим и сложным штатом, Вилья решил прибегнуть к консультативной помощи немногих людей, обладавших официальным образованием. Все эти привлеченные люди действовали и принимали решения в тени и от имени Вильи, следуя его указаниям. После нескольких указов, призванных урегулировать общественное управление, работу железнодорожной и телеграфной служб, а также удовлетворить самые насущные нужды населения, Вилья опубликовал «Декрет о конфискации имущества врагов революции», в котором излагалась аграрная политика Вильи и его сторонников.

Другими мерами Вильи в качестве губернатора были изгнание испанцев, преследование спекулянтов и бандитов, воздание посмертных почестей Абрааму Гонсалесу. Его останки были извлечены из оврага, где его убили уэртисты, и захоронены в мавзолее, возведенном на кладбище города Чиуауа. Панчо управлял «по-деревенски, убежденный в том, что административное дело изобиловало множеством хитростей и практик, ненужных и слишком запутанных».

7 января 1914 года, спустя немногим более 4-х недель после того, как стал губернатором штата, Вилья отказался от должности, в ответ на «предложение» Каррансы уступить должность одному из своих генералов, Мануэлю Чао. Вилья уступил Чао управление штатом, а сам выдвинулся в Охинагу, чтобы сломить последний бастион уэртистов в Чиуауа и реорганизовать Северную Дивизию, используя огромные ресурсы, которыми он на тот момент обладал. Отказавшись от должности губернатора, Вилья не отошел от власти, которую ему обеспечивал его ранг главнокомандующего. Сторонники Вильи управляли на его манер и под его надзором.

Панчо Вилья
Изображение: Wikimedia Commons

В марте 1914 года во главе 20 тысяч человек Панчо Вилья выдвинулся из Чиуауа по направлению к городу Торреон, который федеральные войска отбили у революционного генерала Каликсто Контрераса. Федералы превратили города этого региона в укрепленные форты. В течение двенадцати дней Северная Дивизия, продемонстрировав свою мощь и эффективность командования Вильи, разрушала один за другим укрепленные форты федеральных войск, до тех пор пока 2 апреля из города не спаслись бегством его последние защитники. Взятие Торреона стало самым кровопролитным сражением в истории революции, а также переломным пунктом в борьбе против диктатуры Уэрты.

Сразу же после взятие Торреона Северная Дивизия начала сражение в Сан Педро де лас Колониас с еще одной федеральной дивизией, посланной в качестве подкрепления защитникам Торреона. В финальной атаке при Сан Педро участвовало более 12 тысяч солдат Вильи, которые прорвали линию обороны федералов, заставив их отступить к городу Сальтийо, столице штата Коауила. Таким образом Северная Дивизия завоевала регион Комарка Лагунера, окончательно сломив волю врага к сопротивлению.

Наш магазин

Теперь Вилья и его генералы жаждали направиться в центр страны, пройдя через город Сакатекас. Но Карранса, командующий всеми революционными силами, решил вмешаться, чтобы пресечь столь стремительно возрастающее влияние Вильи среди революционеров. Решения, принятые Вильей в качестве губернатора, а также его социальное происхождение предвещали поворот событий, который никак не вязался с программой политической революции, которую представлял Карранса, не предполагавшей радикальной передачи власти широким слоям населения. Успешные военные кампании превращали Вилью в вождя национального масштаба. Вилья управлял большим количеством людей и ресурсов, нежели любой другой из революционных командиров. Его авторитет и мощь его армии были на тот момент исключительными в стане революционеров.

Эта ситуация стала поводом для конфликтов, когда Первый Главнокомандующий Карранса решил временно обосноваться в городе Чиуауа и заставить плясать под свою дудку генерала Мануэля Чао, замещавшего Вилью. Когда план провалился, Карранса решил воспрепятствовать передвижениям Северной Дивизии. Для этого он переехал в Торреон, где отдал приказ армии Вильи взять столицу Коауилы, Сальтийо. Между тем сам в тот момент собирался отправиться в соседний штат Дуранго, чтобы убедить местных революционеров отправиться на штурм города Сакатекас. Карранса всеми силами желал воспрепятствовать движению Вильи на юг – нужно было держать его подальше от Сакатекаса. По планам Каррансы, если другие революционные войска взяли бы Сакатекас, они бы тем самым заперли Дивизию Вильи в северных штатах.

Все эти интриги были неведомы генералам Вильи. Но им было ясно, что Карранса своими действиями хотел дать больше времени передвижениям Дивизиям Северо-Западной и Северо-Восточной, которыми командовали Альваро Обрегон и Пабло Гонсалес. Эти две армии были более близки Каррансе и более подходили ему для реализации его планов.

Последний военный совет, в ходе которого Карранса встретился с генералами Вильи, раскалил обстановку и поляризовал мнения настолько, что Панчо вынужден был обрубить коротко, чтобы прекратить дискуссии: «Ладно, давайте угодим Командующему. Командующий хочет, чтобы мы взяли ему Сальтийо, вот и возьмем ему его с ходу».

Вблизи Сальтийо было расквартировано около 15 тысяч уэртистов. Пять тысяч этих солдат занимали позицию вблизи важного железнодорожного узла Паредон, и самый выдающийся стратег Вильи, генерал Фелипе Анхелес, осознав уязвимость положения этих солдат, набросал план сражения. Оно началось утром 17 мая 1914 года, в нем приняло участие самое большое число кавалерийских войск за всю историю революции — 8 тысяч всадников. Спустя три дня Вилья занял столицу штата Коауилы.

Тем временем Каррансе удалось объединить шесть или семь тысяч человек под командованием главы революционных войск генерала Панфило Натеры, с тем, чтобы они атаковали столицу, город Сакатекас. Нападение было отражено в силу малочисленности революционеров, и Карранса приказал, чтобы Вилья направил Натере подкрепление. Тогда между Каррансой и генералами-вильистами развернулась горячая телеграфная дискуссия на повышенных тонах, которая закончилась разрывом между Северной Дивизией, полностью объединившейся вокруг Вильи, и Первым командующим, Каррансой. Генералы-вильисты отказались выполнять приказы Каррансы, которого они обвинили в авторитаризме и двойной игре. Разрыв не был обнародован публично, но Северная Дивизия вышла из Сальтийо по направлению к Сакатекасу.

23 июня 2014 года 21 тысяча человек при поддержке 38 артиллерийских орудий атаковали укрепленные позиции на высоких холмах, окружающих Сакатекас, и всего за несколько часов уничтожили дивизию федералов, защищавшую город. Взятие Сакатекаса, которое стало решающим ударом, нанесенным революционными армиями режиму Уэрты, стало также сражением, в котором Панчо Вилья в последний раз осуществлял командование целой плеядой генералов, закаленных в сражениях на севере страны. Больше никогда вожди революции не объединились вместе ни на поле сражения, ни даже в мавзолее, построенном Вильей в Чиуауа для того, чтобы стать последним приютом для его генералов и для него самого.

Правительство Викториано Уэрты в сражении в Сакатекас получило смертельное поражение. Однако оно смогло продержаться еще семь недель, потому что Северной Дивизии вместо победоносного наступления пришлось вновь отойти к городу Торреон. Альваро Обрнегон, командующий Северо-Западной Дивизией, нанес уэртизму решающий удар вблизи Гвадалахары, и именно ему сдались правительственные войска 13 августа 1914 года на подступах к столице страны Мехико.

После победы революционеров последовали три месяца переговоров и поиска путей примирения интересов различных революционных фракций, самым важным моментом которого стала Конвенция в Агуаскальентес. Там прозвучала идея о том, что революция была путем решения социальных проблем Мексики, и основной ее целью было перераспределение земель для решения аграрного вопроса.

Конвенция в Агуаскальентес как примирительная ассамблея между фракциями окончилась полным провалом. Очень скоро стало очевидно, что не существует никакого пути устранения разногласий между каррансистами и вильистами, которые объединились с последователями Эмилиано Сапаты (сапатистами). Когда 1 ноября Конвенцией был назначен временно исполняющий обязанности президента, разрыв между фракциями стал неизбежен.

Панчо Вилья пристально следил из Сакатекаса за дискуссиями Конвенции и стал единственным из трех крупных вождей (другими были Карранса и Сапата), кто выразил согласие подчиниться постановлениям этой ассамблеи. Он попытался найти точки соприкосновения с сапатистами, и это стало основой союза двух революционных движений.

Теперь в войне сошлись между собой армии революционеров под командованием харизматичных, способных, обладавших большой популярностью вождей, что в конце концов закончилось разгромом одной из сторон, оспаривавших революционное главенство. В течение почти четырнадцати месяцев конфликт между конституционалистами (сторонниками Каррансы) и конвенционистами (объединившимися последователями Вильи и Сапаты) ознаменовался масштабными сражениями на большей части территории страны. Сражения начались в ноябре 1914 и закончились в декабре 1915 года формальным роспуском Северной Дивизии.

В пылу гражданской войны четко оформились цели и планы противостоящих сил, которые нашли свое воплощение в «Программе экономических, политических и социальных реформ Революции» со стороны конвенционистов и Конституции 1917 года со стороны конституционалистов. Смертельное противостояние двух революционных направлений ознаменовало четкое определение и разделение политических и идеологических взглядов.

Панчо Вилья стал главнокомандующим армии конвенционистов, чье ядро составила Северная Дивизия. Бывший разбойник из Дуранго управлял политическими решениями, вдохновлял социальные реформы и продемонстрировал свои способности военного стратега в масштабе всего государства. Однако, из всего этого периода историки обычно вспоминают только поражения Панчо в сражениях в центре страны, преувеличивая его ошибки и забывая о том, сколько раз Вилья был близок к военной победе. Критики его основываются на том, что Вилья побеждал только за счет кавалерийских атак, и не берут в расчет его верных тактических и стратегических решений и приказов, которые он принимал с учетом своего опыта.

Панчо Вилья
Изображение: Wikimedia Commons

После поражений на полях Бахио Вилья в течение нескольких месяцев обдумывал смелую контратаку в штате Сонора, которая в итоге закончилась поражением от каррансистов. В последние дни 1915 года все города штата Чиуауа были заняты каррансистами, и Панчо Вилья формально распустил Северную Дивизию. Он оставил вокруг себя тех людей, которые желали продолжать следовать за ним, подчиняясь его приказам, и организовал небольшие подвижные партизанские отряды. Вилья был убеждён, что Карранса собирался подписать с правительством США некий пакт, ставящий Мексику в полное подчинение от северного соседа, и он, Вилья, обязан был всеми способами воспрепятствовать этому. Он не знал, что не существует ни пакта, ни переговоров между Каррансой и правительством США. Это была дезинформация, которую доносили до Вильи агенты правительства соседнего государства.

9 марта 1916 года небольшой мексиканский отряд численностью 500 человек атаковал город Коламбус в штате Нью-Мексико, США. Во главе атаковавших был генерал Канделарио Сервантес, однако именно Вилья спланировал атаку и наблюдал за ней с вершины одного из ближайших холмов. Захватчиков отразили вооруженные силы США, после шестичасового сражения, которое причинило городку большие разрушения. США направили в Мексику подразделение из 4800 человек, которое позже возросло до 10 тысяч, занявшее штат Чиуауа с намерением схватить Панчо Вилью живым или мертвым.

Карательная экспедиция стала катастрофой для войск США. Панчо Вилья не был схвачен, его отряды не были уничтожены. Вторжение Штатов вызвало враждебную реакцию населения и обострило политические отношения с правительством Каррансы. Спустя одиннадцать месяцев военные силы США вернулись обратно ни с чем.

Так родилась новая легенда Вильи – символ борьбы с захватническим империализмом. Вождь из Дуранго как Феникс воскрес из пепла, чтобы в течение следующих четырех с половиной лет вести упорную и кровопролитную партизанскую борьбу против правительства, которое считал предателями Родины (это было неправдой) и противниками воплощения в жизнь народных требований, ставших причинами революции (это было правдой).

Панчо был партизаном, практически непобедимым в этом типе войны. Однако у него больше не появилось возможностей превратить свои партизанские отряды в войско, способное серьезно угрожать новому правительству Каррансы. Загнанный в угол, преследуемый, в нем проявились худшие черты его характера – жестокость и насилие, что в итоге стало причиной отрицательного общественного мнения о нем.

В 1919 году Эмилиано Сапата, человек, которым Вилья долго время не переставал восхищаться, был убит. Спустя несколько месяцев в сражении погиб заместитель Вильи в период партизанской войны, Мартин Лопес. Был взят в плен и расстрелян генерал Фелипе Анхелес, отличавшийся огромным стратегическим талантом, храбростью и выносливостью. Он вернулся в Мексику спустя три годы ссылки, чтобы попытаться сделать из Панчо стержень национального движения против Каррансы.

Когда в 1920 году Карранса был убит своими политическими противниками, и пост временного президента занял Адольфо де ла Уэрта — представитель политической группы, более чувствительной к социальным проблемам революционного периода, сорокадвухлетний Вилья, лидер локального партизанского движения, уставший и побежденный, решил сдаться.

В течение последних трех лет своей жизни Вилья прожил в поместье, которое предоставило ему правительство, чтобы он окончательно отошел от политической и военной борьбы, с возможность забрать с собой в отставку пятьдесят свои людей. В эти годы Панчо снова начал интересоваться политической жизнью региона и страны. Некоторые комментарии Вильи, угроза взяться за оружие, если правительство вернет земли богатейшим латифундистам порфирианского периода, стали поводом беспокойства новых властей. 20 июля 1923 года восемь убийц подстерегли в засаде генерала Вилью в городке Парраль, Чиуауа. Они были наняты несколькими состоятельными гражданами Парраля, имевшими на Панчо старые обиды.

В убийстве Вильи доказана ответственность как действительного в тот момент президента республики, так и генералов Альваро Обрегона и Плутарко Элиаса Кайеса, а также губернаторов штатов Чиуауа и Дуранго — генералов Игнасио Энрикеса и Хесуса Агустина Кастро.

В течение многих лет официальная история представляла Вилью беспринципным разбойником и безжалостным убийцей. Его могила была осквернена, и память о нем попытались стереть. Но всегда были те, кто передавал из уст в уста рассказы о Вилье – защитнике бедных. Так родилось множество мифов о его личности, его спрятанных сокровищах, его пистолетах, о его подвигах на поле битвы и любовных похождениях, которые разрослись до огромных размеров, сделав его личность поистине легендарной.

По материалам ¡Это всё Мексика!


ТОП-20 экскурсий в мексиканском Канкуне, которые сделают вас звездой инстаграмма. Подземные озера-сеноты, древние пирамиды, тематические парки, райские пляжи, плавание в открытом океане с акулами и черепахами.

Все экскурсии на русском языке. Полный список экскурсий с ценами можно посмотреть здесь.

Другие публикации рубрики
Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. На него вы получите ответ.
Не забудьте проверить папку со спамом.

Спросите по WhatsApp
Отправьте нам сообщение
Напишите, пожалуйста, ваш вопрос. Если он касается наших услуг, мы ответим по WhatsApp в самое ближайшее время.

Хотите просто о чем-то спросить? Задайте вопрос в форме комментариев под любой публикацией на близкую тему. Анонимно и без регистрации. Так вы гарантировано получите ответ.