Как нашли череп Эрнана Кортеса

050

Еще в начале XX века останки Эрнана Кортеса, испанского конкистадора и завоевателя Мексики, считались утерянными. Последний, кто мог знать об их местонахождении — мексиканский общественный деятель и политик, выходец из знатной испанской семьи Лукас Аламан умер в 1853 году, так и не открыв загадку, которая не давала покоя многим современникам. Ходили слухи, что кости Кортеса были тайно вывезены из страны. Рассказывали, что каждый раз, когда Лукаса Аламана спрашивали об останках конкистадора, тот менял тему разговора под любым предлогом, потому что якобы был связан тайным обещанием не разглашать эту информацию.

Эрнан Кортес умер в испанской Севилье в 1547 году. В мавзолее, предназначенном для его погребения, его сын Мартин приказал начертать торжественную эпитафию с пожеланием усопшему покоиться с миром. Но Эрнан Кортес, не знавший покоя при жизни, не получил его и после смерти. В завещании, составленном конкистадором всего за два месяца до смерти, он указал, чтобы его тело было перевезено в Новую Испанию (Мексику) и похоронено в монастыре, который за его счет должен быть построен в Койоакане (сегодня один из районов Мехико).

Кортеса похоронили в монастыре Сан-Исидоро-дель-Кампо в Севилье, а затем, спустя три года, останки переместили в алтарь церкви Санта-Катарина. Последняя воля конкистадора была исполнена лишь спустя 15 лет после его смерти. Останки были отправлены в Мексику в 1566 году. Монастырь в Койоакане так и остался неисполненным желанием конкистадора, и по прибытии в Новую Испанию гроб был помещен в церковь Святого Франциска в Тескоко. Там же уже покоились останки доньи Каталины Писарро, матери конкистадора.

Прошло более 100 лет после Конкисты. В 1629 году умер последний потомок Кортеса по мужской линии – Педро Кортес, четвертый маркиз Дель Вайе. Дон Педро был с большими почестями похоронен в монастыре Святого Франциска в Мехико. Вице-король Диего Фернандес-де-Кордоба распорядился, чтобы и останки прославленного предка дона Педро упокоились там же. Во время помпезной церемонии перезахоронения Кортеса триста монахов прошли мимо кафедрального собора по центральной улице Мехико, неся погребальную урну, изнутри обитую бархатом. Сперва урна была помещена в дарохранительницу церкви Св. Франциска, а через несколько лет – под ее главный алтарь. Ключ, открывавший эту урну, переходил из рук в руки от одного монаха-францисканца, исполнявшего обязанности ризничего, к другому в течение последующих 165 лет.

В 1763 году падре Франсиско де Ахофрин, державший в своих руках череп Кортеса, написал в своих воспоминаниях, что в урне была надпись золотыми буквами на латыни: «Прославленные кости Фердинанда Кортеса здесь хранятся».

В 1790 году очередной вице-король Хуан Висенте-де-Гуэмес приказал, чтобы останки были перевезены в храм Госпиталя Иисуса – больницы, основанной Кортесом непосредственно после Конкисты. Они должны были занять великолепную усыпальницу, специально спроектированную по этому случаю. Церемония переноса останков была величественной. Кости были завёрнуты в саван из ткани шамбре, расшитый черным шелком, и положены в шестое по счету место упокоения конкистадора. Оно должно было стать последним.

Но судьба распорядилась иначе. В 1823 году, спустя два года после завершения продолжительной войны за независимость от Испании и провозглашения нового государства Мексика в столицу были привезены останки новых мексиканских героев – Мигеля Идальго, Хосе-Марии Морелоса и еще нескольких повстанцев. Это всколыхнуло патриотические настроения жителей новорожденной страны. По городу ходили листовки, подстрекающие народ вытащить кости Кортеса из Госпиталя Иисуса и сжечь их там же, где когда-то инквизиторы казнили ведьм и иудеев.

16 сентября 1823 года, в канун годовщины начала войны за независимость, Лукас Аламан, который за год до этого предотвратил переплавку конной статуи испанского короля Карла IV, тайком подменил останки в церкви Госпиталя Иисуса, спрятав кости Кортеса в надежное место. По его указанию мраморные плиты усыпальницы были демонтированы (спустя некоторое время их украли), а бюст Кортеса, который изваял Мануэль Тольса, отправлен в Италию. Даже гонители Кортеса поверили, что останки конкистадора вывезены за пределами Мексики.

Аламан лишь один раз указал местонахождение костей Кортеса в письме, датируемом 1836 годом. Затем документ оказался в распоряжении испанского посольства. Это случилось после того, как дипломатические отношения между Испанией и ее бывшей колонией были налажены. Но Испания в течение столетия хранила эту информацию в тайне.

11 ноября 1946 года мексиканский историк-искусствовед, специалист по Новой Испании, Франсиско де-ла-Маса стал участником странной встречи. Двое его знакомых сообщили историку, что у них есть документ с ответом на вопрос, мучившим многих на протяжении столетия. Де-ла-Маса удостоверился в подлинности документа, который ему показали иностранцы. Письмо действительно составил Лукас Аламан незадолго до того, как извлек останки Кортеса из погребения и спрятал их в другом месте. Де-ла-Маса добился разрешения министра образования Мексики на проведение новых поисков.

В воскресенье 24 ноября 1946 года исследователи зашли в храм Иисуса. Когда начало темнеть, стена из двойной кладки кирпича была разобрана. Глазам присутствовавших предстал катафалк, тот самый, мысль о котором не давала покоя целым поколениям. Когда катафалк вскрыли, кости лежали в свинцовом ящике, тогда как череп покоился в хрустальной урне. Правнук Аламана – пришедший именно за этим – отдал Де-ла-Масе золотой ключ от урны, который в тайне передавался от отца к сыну.

Когда урну вскрыли, череп извлекли из куска ткани, богато расшитого золотыми галунами. Стало понятно, что на момент свой смерти «непобедимый Геркулес из Эстремадуры» Эрнан Кортес был стариком с единственным зубом – левым верхним клыком.

На следующий день министр образования обратился к Президенту Мексики Мануэлю Авиле Камачо с просьбой провести церемонию, чтобы отдать дань памяти Кортесу. Но Президент ответил отказом. Публичное отдание почестей, по его мнению, послужило бы лишь раздуванию давних исторических разногласий между сторонниками и противниками Конкисты, «бесплодных и нескончаемых». Решение Президента – эксперты Национального института антропологии и истории должны удостовериться в подлинности останков, после чего кости следует захоронить в том же храме без каких-либо церемоний.

Отчет судмедэкспертов и антропологов показал, что на скелете присутствовали следы разнообразных патологических повреждений. Носовая перегородка была свернута, присутствовали следы тяжелых ударов на костях лопаток, голеней, бедренных, большеберцовых и малоберцовых костях – следы сражений. Кроме этого, присутствовали признаки инфекционных заболеваний, в частности брюшного тифа и дизентерии. Многие кости к моменту смерти были деформированы или гипертрофированы.

Останки поместили на то же место, где они и были найдены, а место погребения запечатали. Никто так и не отпраздновал открытие тайны, волновавшей историков и политиков столько лет. Единственной данью памяти стала табличка с указанием имени и двух дат: «Эрнан Кортес, 1485-1547».

Изображение: Wikimedia Commons

Источник: ¡Это всё Мексика!

Другие публикации рубрики
Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.