Новая краткая история Мексики. Последний период, 1929-2000

0250

Луис Абойтес Агилар / Luis AboitesAguilar

На протяжении рассматриваемого в этой статье периода длиной в семьдесят один год мексиканское общество подверглось глобальным преобразованиям, таким же глубоким и радикальным, как те, которые последовали за прибытием в 1519 г. испанцев. Без сомнения, самым значительным из них стал переход от сельского общества к городскому, происходивший на фоне необычайного роста населения. Периоды экономического процветания способствовали тому, что удельный вес промышленности и сферы услуг в экономике вырос, превысив долю сельского хозяйства и горнодобывающей промышленности. Немаловажное значение имели изменения в политической жизни страны. Властям удалось добиться политического урегулирования, которое сделало возможным длительную стабилизацию. Авторитарный режим, центральной фигурой которого являлся президент республики и официальная партия, прибегал к переговорам, одновременно и к репрессиям, чтобы сохранить свое господство. К концу века, однако, можно наблюдать экономический спад и ослабление авторитарного режима. Но общество, в котором наибольшими темпами росло городское население, и политическая стабильность сохранялись.

События, произошедшие на мировой арене за эти семьдесят лет, коснулись мексиканского общества в гораздо большей степени, чем за все предыдущие столетия. В наибольшей степени на страну оказали влияние экономический кризис 1929 г., вторая мировая война и реформы 80-х годов, приведшие к демонтажу общества благосостояния. Мексиканцы в разной степени страдали, извлекали выгоду, адаптировались, терпели или использовали эти события, но мало что могли сделать, чтобы повлиять на их ход.

Мировой кризис и политическая реорганизация

Осенний кризис 1929 г. на фондовой бирже Нью-Йорка вверг большую часть мира в экономическую депрессию, из которой удалось выйти спустя годы. Цены на товары, а вместе с ними и мировая торговля буквально рухнули. Закрытие предприятий привело к безработице среди миллионов рабочих и служащих в различных странах. В Мексике кризис привел к сокращению экспорта и импорта, что сказалось на доходах федерального правительства, в значительной степени формировавшихся за счет внешней торговли. Безработица в наибольшей степени затронула отрасли, связанные с мировым рынком, например, горнодобывающую промышленность севера. Кроме того, 1929 год оказался очень засушливым, поэтому большая часть мексиканского населения, продолжавшая жить в деревне и заниматься сельским хозяйством, оказалось в трудной ситуации.

Перед лицом содрогающегося в конвульсиях мира правительства Мексики и других стран оказались вынужденными искать выход внутри своих стран. Если мексиканские товары больше не могли найти спроса за границей, единственной альтернативой стал поиск внутренних рынков сбыта. Наконец, перестали думать, что присутствие иностранного капитала и возвращение репатриантов, мексиканцев, эмигрировавших в свое время в США, смогут решить проблему нехватки населения, которая рассматривалась как очень серьезная. Иметь население всего в 15 млн человек означало быть слабым и неспособным идти по пути прогресса. Именно с этого момента государство начинает предпринимать меры, направленные на защиту национальной продукции от внешней конкуренции через введение таможенных пошлин и налога на импорт, чтобы улучшить таким образом условия жизни людей, особенно в городах.

Переориентация, к которой подтолкнул кризис 1929 г., помогла понять, каков должен быть курс на развитие общества в этот период ХХ в., или по крайней мере до 70-х годов. В краткосрочной перспективе воздействие мирового кризиса ускорило внутренние процессы, ослабив позиции одних отраслей и укрепив другие. Об этом мы и поговорим дальше.

К 1929 г. в стране сложилась сложная политическая ситуация. Убийство в июле 1928 г. президента Альваро Обрегона усилило трения между различными политическими и военными группировками. Наибольшей степени ожесточения достиг вооруженный конфликт с кристерос, усилились разногласия между правительством и католической церковью. Необходимо было искать новые пути к политической стабильности. Важным шагом в этом направлении стали договоренности между правительством и церковными иерархами, которые положили конец, по крайней мере формально, войне кристерос, начатой в 1926 г. Перед угрозой обострения разногласий, вызванных смертью Обрегона, политические группировки договорились установить более или менее четкие правила, определяющие методы разрешения существующих разногласий и обеспечения мирным путем сменяемости на государственных постах, в частности на посту президента республики. В начале марта 1929 г., когда ряд военных — сторонников Обрегона — подняли вооруженное восстание против федерального правительства, в городе Керетаро была создана Национальная революционная партия (НРП). Она явилась коалицией партий и региональных групп, которые считали себя победителями в Революции 1910 г. Ее первым опытом стали президентские выборы в конце 1929 г., когда официальный кандидат Паскуаль Ортис Рубио оттеснил выходца из Оахаки Хосе Васконселоса, бывшего в 1921-1924 гг. министром образования и на выборах возглавившего оппозицию, у которой в ряде городов имелись сторонники.

Хотя возникновение НРП тесно связано с убийством Обрегона, оно также должно рассматриваться как еще один шаг на пути формирования сильного государства. Страна должна иметь политический центр, способный контролировать различные социальные группы, разбросанные по всей стране. Этим центром могло стать федеральное правительство, возглавляемое президентом республики. На протяжении всего XIX в. правящая элита не сумела достигнуть этой политической цели. Если в период Порфирио Диаса федеральное правительство смогло укрепить свою силу, то в период Революции оно вновь ослабло и в значительной степени оказалось раздробленным. Как создать сильное политическое ядро, способное не допустить восстаний подобных восстанию в Агуа-Приета в 1920 г., уэртистскому мятежу 1923-1924 гг., эскобаристскому 1929 г. и воспрепятствовать усилению власти каудильо и касиков в различных регионах страны?

Создание НРП стало еще одним шагом вперед в процессе политической стабилизации страны. Но ее роль в этом процессе стала более заметной, когда партия оказалась под влиянием генерала Кальеса, который после ухода с поста президента в ноябре 1928 г. превратился в сильную фигуру на политической сцене страны, его даже стали называть «верховным вождем революции». В период 1929-1935 гг. Кальес обладал огромным влиянием, входил и выходил из президентских кабинетов и участвовал в руководстве правительством, благодаря преданности высших чиновников, своим связям с армией и своей роли как фактического лидера НРП. За этот период в стране сменилось четыре президента: Эмилио Портес Хиль (родом из Тамаулипаса), Паскуаль Ортис Рубио (из Мичоакана), Авелардо Л. Родригес (из Сопоры) и Ласаро Карденас (из Мичоакана). Самым заметным явлением этих лет стали законодательные акты, направленные на замену кодексов, изданных в последние десятилетия XIX в., а также регламентирование положений конституции 1917 г. Уголовный и гражданский кодексы для Федерального округа, федеральный закон о труде, водный закон и аграрный кодекс — вот некоторые из них.

В 1935 г. карьера Калъеса быстро пошла на спад. По мере того, как преодолевался самый тяжелый этап мирового кризиса, а правительство становилось экономически более сильным, из-за позиций кальистов (антиклерикализм и противодействие забастовкам и стачкам) росли разногласия среди различных политических групп и народных масс. В этих условиях новый президент генерал Карденас прекращает отношения с верховным вождем. А чуть позже, в апреле 1936 г., он заставляет его покинуть страну. Карденас стремился превратить исполнительную федеральную власть в ключевой инструмент на политической сцене. В определенной степени можно сказать, что власть, которую смог сосредоточить в своих руках верховный вождь, перешла к президенту республики.

Для укрепления своей власти правительство Карденаса установило тесные связи с представителями широких слоев населения и радикальными группами, включая коммунистов, а также с политическими группами и элитой, которые дистанцировались от Кальеса. Не имея покровителей, он предпринял меры, которые быстро обозначили разницу между ним и предыдущими правительствами. Распределение земель пошло гораздо быстрее и затронуло высокопродуктивные земли Лагуны, в штате Дуранго и Коауилы, долину яки на юге Соноры, долину Мехикали в Нижней Калифорнии и район производства хенекена на Юкатане.

Начало аграрной реформе положил декрет от 6 января 1915 г., согласно которому предполагалось вернуть земли, отнятые у крестьян, или дать её безземельным. Согласно статье 27 конституции 1917 г., земля и недра принадлежали народу. Несколько более поздних законов регламентировали передачу земли крестьянам. Образование эхидо (коллективных хозяйств) с соответствующим предоставлением им земель явилось инициативой президента. Согласно его решению, крестьянская община какой-либо деревни получала землю, воду и леса, которые не могли ни продаваться, ни закладываться, но могли переходить по наследству. Эхидос имели свое собственное управление, что дробило, а в ряде случаев и ослабляло муниципальные власти. Реформа стала более радикальной в 1934 г. Новый аграрный кодекс отменил запрет на выделение земли пеонам, который содержался в прежних законодательных актах.

В первые годы правления Карденаса увеличилась площадь земель, выделяемых эхидо, при этом в них были включены орошаемые земли, что повысило их качество. Вырос объем сельскохозяйственных кредитов, предоставляемых государственными банками Национальным банком сельскохозяйственного кредита и Национальным банком эхидального кредита. В некоторых местах кредит способствовал укреплению коллективистских начал в этом типе крестьянских хозяйств. Правительство Карденаса положило начало социалистическому воспитанию, основы которого были заложены в ходе конституциональной реформы 1934 г. Цель этого нововведения заключалась не только в том, чтобы вытеснить любую религиозную доктрину, но бороться с фанатизмом и воспитывать молодежь на основе точных знаний о природе и общественной жизни. Предполагалось, что учителя и ученики будут связаны с производством и общественными организациями. Огромное количество преподавателей стали проводить в жизнь карденистский проект, что не могло не вызвать ответной реакции со стороны католиков и местных вождей. В этот период в мире особое значение стала приобретать проблема радикализма. Поддерживая борьбу против фашизма в Европе, мексиканские интеллектуалы и артисты стали создавать организации, публиковать романы с националистическим и индихенистским содержанием. Представители различных течений культуры, например, Диего Ривера и Давид Альфаро Сикейрос (художники-муралисты), Маурисио Магдалено (писатель) и Сильвестре Ревуэльтас (музыкант) принимали активное участие в этих движениях. Мексиканская революция стремилась приравнять или идентифицировать себя с пролетарской борьбой. Однако единодушия по поводу такой оценки не было. Некоторые члены группы, известной под названием «Контемпоранеос» («Современники»), например, Хорхе Куэста, Сальвадор Нова и Хавьер Вильяуррутиа, высказывали скептицизм и опасения в отношении радикально настроенных сторонников революционной борьбы, поэтому они нередко обвинялись в элитарности и европоцентризме. Католические преподаватели и студенты (например, Мануэль Гомес Морин), руководившие Национальным университетом, старались держаться подальше от социалистических идей, ставя на первое место автономию и свободу преподавателей.

На международной арене правительство Карденаса поддержало борьбу испанской республики против консервативных сил, возглавляемых Франсиско Франко, который в свою очередь мог рассчитывать на помощь Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини. Во время гражданской войны в Испании и после нее в Мексике нашли приют тысячи беженцев, среди которых были сироты, известные позднее как «дети Морелии».

Социально-политическая мобилизация рабочих и крестьян привела к созданию в 1936 г. Конфедерации трудящихся Мексики (КТМ), в основе идеологии которой лежал принцип классовой борьбы. Руководителем ее стал Висенте Ломбардо Толедано, близкий союзник карденистского правительства. Через два года была создана Национальная крестьянская конфедерация (НКК) во главе с профессором Грасиано Санчесом. В этих организациях Карденас пытался найти поддержку и опору в условиях давления со стороны предпринимателей, как национальных (например, из Монтеррея), так и иностранных (в первую очередь американских). В 1938 г. была распущена НРП и создана новая партия — Партия мексиканской революции (ПМР). Основное отличие новой партии от НРП заключалось в том, что в нее входили не региональные группы и партии, а крестьяне, рабочие и военные. Президент республики снова становился лидером партийной организации, которая выступала как посредник между различными политическими группировками. В связи с этим разногласия разного рода, в том числе связанные с соперничеством за власть, выявлялись и устранялись скорее на уровне официальной партии, чем на выборах.

Озабоченность вызывало также положение в экономике. В 1937 г. произошла реорганизация созданной в 1933 г. Федеральной комиссии по электроэнергетике (ФКЭ). Целью этой реорганизации являлось удовлетворение растущего спроса на электроэнергию, который не могли обеспечить иностранные компании, действовавшие в отрасли, в силу отсутствия у них заинтересованности в этом. В 1937 г. правительство начало строительство трех крупных плотин — Ла Ангостура в Соноре, Пальмито в Дуранго и Эль Асукар или Марте Р. Гомес в Тамаулипасе — для того, чтобы расширить площадь орошаемых земель на севере страны. С целью более широкой подготовки технических кадров, необходимых для индустриализации и государственного строительства в 1937 г. был создан Национальный политехнический институт (НПИ). Его создание было обусловлено тем, что Национальный университет, который отвоевал себе автономию в 1929 г., выступал против политики правительства и не готов был решать эту проблему. Правительство также способствовало созданию городской инфраструктуры (системы питьевой воды, канализации, рынков), призванной улучшить условия жизни населения городов.

В конце 1937 г. — начале 1938 г. правительство Карденаса оказалось в сложной ситуации, связанной с открытым вызовом нефтяных компаний, которые отказались выполнять решение Высшего суда юстиции, вынесенное в пользу трудящихся. В ответ на такое неуважение законов страны правительство 18 марта 1938 г. экспроприировало нефтяную промышленность. Церковь, предприниматели, рабочие, крестьяне и интеллигенция поддержали смелое решение президента Карденаса. Именно в это время как никогда раньше национальная идея приобретает огромное значение. Несмотря на попытки иностранных компаний саботировать решение правительства, благодаря мексиканским рабочим и специалистам нефтяная промышленность полностью перешла под контроль мексиканского государства. Этому способствовало также то, что нефтяные компании оказались практически лишены поддержки американского правительства, больше озабоченного надвигающейся мировой войной. Через несколько месяцев была создана компания Петролеос Мехиканос (Пемекс), которая на первых этапах существования в той или иной степени субсидировалась правительством.

Довольно радикальная политика Карденаса расколола страну. В 1939 г. под руководством адвоката Мануэля Гомеса Морина была создана Партия национального действия (ПНД), целью которой стало противостояние, как они считали, социалистическим и коллективистским эксцессам карденизма и реализация модели общества, равно далекой как от идеалов социализма, так и либерализма. Католические и консервативные круги с опасением воспринимали социалистическое образование. Немало землевладельцев, которых коснулась аграрная реформа, пополнили ряды несогласных. Но и представители некоторых общественных организаций, например, синархисты, присутствие которых было особенно заметно в сельских районах центра страны (Эль Бахио), также выражали несогласие. К этой внутренней оппозиции надо отнести иностранных предпринимателей, интересы которых были ущемлены в ходе национализации нефтяной промышленности. Страна переживала критические моменты своей истории. Широкая и достаточно разнородная оппозиция сплотилась вокруг генерала Хуана Эндрю Альмасана, который принял участие в президентских выборах 1940 г.

В этой ситуации президент Карденас и официальная партия поддержали кандидатуру Мануэля Авилы Камачо (из Пуэблы) на пост президента. Это был генерал, не имевший особых военных заслуг и не разделявший радикализма Карденаса. Но в условиях достаточно спорной предвыборной кампании и учитывая популярность оппозиционного кандидата Альмасана, Авила Камачо был утвержден. Несмотря на использование силовых методов и обвинение в подтасовке выборов, Карденас сумел передать пост кандидату, выдвинутому официальной партией, т.е. по сути им самим. Так возник один из основных элементов политической жизни страны в ХХ в., связанный с выборами главы государства: президент через официальную партию назначает своего преемника. Авила Камачо находился на посту президента с декабря 1940-го по ноябрь 1946 г.

Стабильность и экономический рост, 1940-1958

Новый президент тут же поспешил дистанцироваться от своего предшественника, призвав к примирению и национальному единству. Авила Камачо оправдывал свои действия трудной международной обстановкой. В сентябре 1939 г. вторжение немецких войск в Польшу положило начало Второй мировой войне. Мексика объявила о своем нейтралитете, который оказалось трудно сохранить, так как Соединенные Штаты после нападения японцев на Пирл-Харбор в декабре 1941 r. объявили войну Германии, Италии и Японии. В мае 1942 r. после нападения немецких подводных лодок на мексиканские танкеры Мексика вступила в войну на стороне союзников (Великобритании, Соединенных Штатов, Франции и Советского Союза). В этом же году была введена обязательная военная служба.

Полезные контакты

В отличие от стран, которых война коснулась самым непосредственным образом, это в первую очередь относится к Советскому Союзу, для Мексики последствия войны оказались достаточно благоприятными. С одной стороны, экономика получила мощный стимул к развитию, основанному на потоках капиталов из-за рубежа и возможности создать новые виды производств. Индустриализация, начатая в 30-е годы ХХ в., опиралась на высокий внутренний и внешний спрос. Война в Европе привела к сокращению закупок товаров на мировых рынках, в связи с чем правительство совместно с предпринимателями стало налаживать производство необходимой продукции внутри страны. Это направление индустриализации, известное как импортозамещение, позднее сопровождалось введением таможенных пошлин и налогов на импорт, защищающих национальных производителей от международной конкуренции.

Мировая война заставила американское правительство пойти на улучшение отношений со своими латиноамериканскими соседями. Между Мексикой и США был заключен ряд соглашений, касающихся выплат внешнего долга, торговли, нелегальных мексиканских мигрантов (брасерос), использования приграничных рек, технической помощи и, конечно же, нефтяной промышленности в связи с экспроприацией отрасли в 1938 г. Например, Мексика сумела подписать с США соглашение, по которому ее задолженность данной стране была сокращена на 90%. Успехи в экономике сопровождались проведением достаточно взвешенной политики как внутри страны (например, было отменено социалистическое образование), так и за ее пределами (сближение с США). Это был своего рода способ смягчения противоречий, возникших в последние годы правления Карденаса.

В 1943 г. был создан Мексиканский институт социального обеспечения (IMSS), имевший большое значение в социальной и экономической жизни страны. Его создание отражало стремление правительства улучшить трудовые отношения и разделить затраты на социальное страхование между рабочими и правительством, с одной стороны, и хозяевами — с другой. Создание IМSS вместе с Пемексом, ФКЭ, сельскохозяйственными банками и другими государственными институтами, такими, как, например, Насиональ Финансьера, свидетельствовали о необходимости государственных расходов для развития экономики. Кстати, по этому вопросу споров не было. Несмотря на разногласия между Авила Камачо и Карденасом и между последним и «верховным вождем», все стояли за то, что государственные средства должны играть основную роль в экономическом развитии. При этом такая позиция была характерна не только для Мексики. В период великой депрессии 30-х годов во многих странах был взят курс на усиление роли государства в экономике, что отвечало положениям теории английского экономиста Джона Кейнса, положившей начало возникновению государства благосостояния. В отличие от стран, участвовавших в войне, в Мексике военные расходы в значительной степени снизились. За счет этого постоянно росли инвестиции в строительство дорог, плотин, больниц, школ, в развитие электроэнергетики и общественных услуг.

В связи с этим особое внимание уделялось юго-востоку страны в силу того, что данный район особо богат природными ресурсами, но сильно отставал в социальном развитии. Правительство стремилось начать эксплуатацию этих природных богатств, не только с целью развития местной экономики, но и всей страны в целом. Через комиссии Папалоапана и Грихальва, созданных соответственно в 1947 и 1951 гг., федеральное правительство начало осуществлять крупные инвестиции в строительство гидроэлектростанций, в дорожные и дренажные работы, в вырубку лесов с последующим использованием освободившихся земель для нужд сельского хозяйства, в строительство дорог, школ и больниц. Руководство страны надеялось, что развитие юго-востока поможет смягчить проблему перенаселения в некоторых центральных и даже северных (Лагуна) районах страны. Даже приступили к реализации нескольких проектов заселения земель, хотя и без особого результата.

Вторая мировая война явилась поворотным событием в истории ХХ в. Ее результатом стало превращение США в великую мировую державу, которая, однако, была вынуждена противостоять другой великой державе — Советскому Союзу. В изменениях, произошедших в экономике Мексики после Второй мировой войны, можно увидеть результаты политики правительства, которые были направлены на преимущественное развитие промышленности и городов. Идея аграрной страны ушла в прошлое. Именно в этот период были заложены основы последующего длительного периода экономического роста, который, несмотря на девальвацию песо в 1948 и 1954 гг., продолжался вплоть до конца 60-х годов. В эти годы процветания шло окончательное формирование политической системы страны, основанной на мощном центральном (или федеральном) правительстве. Рассмотрим упомянутые три аспекта более подробно.

Индустриализация страны стала приоритетной задачей правительства. Считалось, что модернизация Мексики зависит от роста числа фабрик, специалистов и рабочих и что новые технологии позволят увеличить производительность труда, а это в свою очередь обеспечит более высокие прибыли предпринимателям, более высокую зарплату рабочим и большие налоги в бюджет государства. Внутренний рынок по-прежнему, как и в 30-е годы, рассматривался как основа развития экономики.

Правительство оказывало поддержку предпринимателям не только через соответствующую промышленную политику, но и контролируя уровень недовольства рабочих, используя для этого профсоюзы и их лидеров, связанных с правительством (такие лидеры получили название «чаррос»). Гася недовольство рабочих и договариваясь с правительством, профсоюзные лидеры получали привилегии и государственные или выборные посты от имени официальной партии. Отставка Лобардо Толедано с поста главы КТМ в 1941 г. положила начало подчинению рабочих организаций государству. Идеология классовой борьбы была заменена идеей национального единства. Новый лидер Фидель Веласкес продержался на посту главы КТМ до самой своей смерти в 1997 г. Он лучше всех справлялся с ролью посредника между правительством и рабочими. Еще одним способом снизить социальную напряженность и создать, таким образом, благоприятные условия для индустриализации стало регулирование цен на продукты питания в городах, которое осуществлялось через такие институты, как Комитет по регулированию рынка средств существования (1938), Экспортно-импортная копания Мексики (1949), а позднее в 1961 г. — Национальная компания средств существования народа (КОНАСУПО).

С индустриализацией был тесно связан процесс урбанизации. Правительство и влиятельные слои общества были убеждены в том, что будущее нации определяется не деревней, а городами, в которых развиваются новые отрасли промышленности. Кроме того, в силу большой концентрации на ограниченной территории население легче обеспечить современными общественными услугами освещением, питьевой водой, канализацией, транспортом, образованием и здравоохранением. Индустриализация меняла экономическую географию страны. Наибольшие выгоды от этого процесса получили три городские зоны — столичная зона города Мехико, Монтеррей и Гвадалахара, на долю которых в 1965 г. приходилось 69% промышленного производства Мексики. Заметным стал подъем Севера и спад в некоторых некогда богатых районах, например в штатах Идальго, Пуэбла и Юкатан.

Развитие сельского хозяйства было подчинено целям индустриализации. Несмотря на то, что значительная часть государственных средств особенно в 40-е годы направлялась в эту отрасль экономики, основной целью роста производительности труда и увеличения сельскохозяйственного производства являлось обеспечение быстрорастущего городского населения. На расположенных преимущественно на севере страны орошаемых землях выращивались культуры экспортного направления (например, хлопок) для получения валюты, которая шла на закупку оборудования и промышленного сырья. Несмотря на засуху 1949-1958 гг., которая затронула северные и западные районы страны, сельское хозяйство продолжало развиваться высокими темпами, что позволило стране к 60-м годам почти достичь самообеспечения продуктами питания.

За годы экономического подъема и увеличения государственных расходов население росло высокими темпами, особенно это касается периода 1930-1970 гг. За эти 40 лет население выросло в три раза, что резко отличается от ситуации XIX в.: за период, прошедший от завоевания независимости до революции, население страны увеличилось всего вдвое. В ХХ в. темпы роста населения продолжали увеличиваться: если в 30-е годы они составляли 1,72%, то в 60-е — уже 3,28%. Если при первых темпах роста для удвоения населения понадобилось 40 лет, то при вторых — 22 года. Рост населения был обусловлен значительным снижением детской смертности, которое в свою очередь было напрямую связано с контролем за инфекционными и паразитическими болезнями. Улучшение системы здравоохранения, обеспечения питьевой водой и проведение канализационных работ, кампании по вакцинации и появление пенициллина — все это факторы, так или иначе оказавшие влияние на рост населения. Можно сказать, что быстрый рост населения в ХХ в. стал вторым наиболее важным демографическим событием в истории Мексики. Первым было катастрофическое сокращение численности коренного населения в первые десятилетия колониального периода.

После 1940 г. в стране начался процесс интенсивной миграции населения, особенно из сельской местности в города, которые предлагали более высокую заработную плату и набор общественных услуг. Рост городского населения в этот период отражал процесс социальных изменений, происходивших не только в Мексике, но и в других странах мира. Человечество покидало сельскую среду. В период 1930-1970 гг. темпы роста городского населения намного превышали темпы роста населения страны в целом. Согласно переписи 1960 г., большая часть мексиканцев проживала в городах, к которым относились населенные пункты с населением свыше 2500 человек.

Самый красноречивый пример процесса урбанизации в Мексике представляет собой город Мехико. Его население, в 1930 г. составлявшее приблизительно 1 млн человек, в последующее десятилетие возросло почти в 6 раз. Питьевая вода, доставляемая в город из Альто Лерма, системы сообщения, например, виадук Мигель Алеман и кольцевая дорога Периферико, строительство метро и дренажные работы, начатые в 60-х годах, сделали возможным подобный рост. Строительство в самых разных отраслях привлекло внимание предпринимателей. Открытие Латиноамериканской башни в 1950 r. в центре Мехико, возможно, является самым блестящим символом модернизации, центральным звеном которой стал процесс урбанизации.

В рамках мирового процесса послевоенного экономического развития, или так называемого «золотого века капитализма», мексиканская экономика переживала период устойчивого роста. В 1940-1970 гг. ежегодные темпы роста ВВП превышали 6%, и это было настоящее «Экономическое чудо». Результатом этих трех десятилетий стал возросший удельный вес промышленности и сферы услуг (торговля, банковское дело) при постоянно снижающемся значении сельского хозяйства.

Необходимо отметить, что экономический рост в значительной степени базировался на внутренних ресурсах, т.е. происходил без привлечения внешних источников (в 1959 г. государственный внешний долг едва достигал 649 млн долл.). Несмотря на нехватку средств, государство вкладывало средства в инфраструктуру, энергетику и связь, давая импульс развитию экономики. Рост частных капиталовложений в этот период был обусловлен политикой защиты экономики от внешней конкуренции.

С начала 1958 г. и вплоть до 1970 г. экономика росла высокими темпами при стабильных ценах и низкой инфляции («стабилизирующее развитие»), что в свою очередь положительно сказывалось на динамике реальной заработной платы. Однако зарплата росла лишь у небольшой части занятых, проживающих преимущественно в крупных городах и работающих в основных отраслях промышленности. Именно они в наибольшей степени могли пользоваться услугами системы социального страхования и государственного образования. Несмотря на небольшую численность этой группы, все же можно говорить о таком явлении, как социальная мобильность, которая стала основой политической стабильности тех лет. Благодаря бесплатному государственному образованию дети рабочих могли окончить университет и стать специалистами, а также купить собственный дом, иметь социальную страховку и пенсионные средства. То же можно сказать о федеральных служащих, для которых в 1925 г. было создано Пенсионное управление, в 1959 г. преобразованное в Институт страхования и социального обеспечения работников государственного сектора (ISSSTE).

В 1946 г. Партия мексиканской революции была преобразована в Институционно-революционную партию (ИРП), которая в отличие от первой одобрила предпринятый президентом Авила Камачо в декабре 1940 г. шаг по ликвидации в своем составе военного сектора. Первые президентские выборы новой официальной партии состоялись в 1946 г., на них победил ее представитель Мигель Алеман (уроженец Веракруса), первый за многие годы гражданский человек, который к тому же не принимал участия в Революции 1910 г. Выпускник Национального автономного университета Мексики Алеман принадлежал к новому поколению политиков и руководителей. Эсекьель Падилья, кандидат от оппозиции, представлявший штат Герреро, не имел и сотой доли той поддержки, которую в 1940 г. получил другой оппозиционный кандидат Альмасан. Политическая власть оказалась в руках тех, кто считал себя наследниками победителей революции, так называемой «революционной семьей».

Алеман продолжил политику индустриализации и содействия развитию предпринимательства. Примером нового мексиканского предпринимательства стала строительная компания Инхеньерос Сивилес Асосьядос с Бернардо Кишана во главе, созданная именно в эти годы. Еще одним выдающимся предпринимателем того времени, который сделал бизнес на новом техническом изобретении (телевидение), стал Эмилио Аскаррага. Состояние его росло по мере того, как телевидение становилось массовым средством коммуникации, способным изменить жизнь семьи, навязать людям определенный образ жизни и мыслей, свое мнение по поводу проведения досуга и потребления. Городская жизнь, телевидение, возможность человека пользоваться самолетами, телефонная связь и все большая модернизация управления питали идеи интеллектуалов и творческой интеллигенции. В 1949 г. Октавио Пас опубликовал Лабиринт одиночества, в котором предпринял попытку понять, в чем состоит особенность мексиканцев. В 1953 и 1955 гг. Хуан Рульфо публикует два великих произведения Равнина в огне и Педро Парамо, описывающие провинциальный, сельский мир, который он противопоставляет городу. В 1958 г. Карлос Фуэнтес публикует поразивший всех роман Край безоблачной ясности, в котором очень тонко рассказывает о жизни Мехико. Радикализм в искусстве остался позади. Достаточно известными становятся художники, противостоящие мурализму, например, Руфина Тамайо. Знакомство с новыми стилями и формами, появившимися в США и Европе, а также в других странах Латинской Америки, ведет к разнообразию художественных произведений и их содержания. Кино с его городскими сюжетами и героями (артисты кабаре, бедняки, маски, университетская молодежь) наглядно отражало изменения, происходившие в стране или, по меньшей мере, в некоторых ее городах.

В политической сфере этот период характеризовался усилением централизации власти и управления. Перед выборами 1946 г. были приняты новые законы о выборах, которые впервые отдали в руки федерального правительства контроль над этим сложным гражданским процессом, организацией которого раньше занимались местные власти. В 1946 г. было создано Министерство гидроресурсов, которое сосредоточило в своих руках управление водными ресурсами. В 1948 г. был введен налог на доходы от торговли, целью которого стало установление единого федерального налога в этой отрасли по всей стране.

Приведенные выше примеры свидетельствуют об укреплении политической системы, в которой все большую роль играет федеральное правительство и президент республики. В результате две другие ветви власти, законодательная и судебная, оказались сильно ослабленными. Здесь надо отметить, что Вторая мировая война сделала особенно заметным начатый ранее процесс концентрации государственных доходов в руках федеральных органов, и, как следствие, ослабление финансового положения штатов и муниципий. Несмотря на то, что увеличение средств у государства в значительной степени было обусловлено улучшением сбора федеральных налогов (налог на ренту), имела значение и национализация отраслей, являвшихся в штатах и муниципиях основным источником налоговых поступлений, проводя которую федеральное правительство ссылалось на необходимость унификации и модернизации налоговой системы. Мы имеем в виду национализацию нефтяной промышленности в 1922 г., горнодобывающей промышленности в 1926 г., электроэнергетики в 1933 г. и др. В результате федеральное правительство концентрировало в своих руках все больше ресурсов и естественно все больше обязанностей по сравнению со штатами и муниципиями. Таким образом, шло постепенное перераспределение функций между федеральным центром, штатами и муниципиями. На уровне штатов наблюдался аналогичный процесс: муниципии лишались своих основных налоговых источников, что делало их в 1950 г. гораздо беднее, чем в 1910 г.

Несмотря на все вышесказанное, были признаки, позволяющие утверждать, что ни президент, ни правительство не чувствовали себя уверенно. Эго относится, по крайней мере, к фискальной сфере и водному хозяйству — отраслям, в которых федеральная власть сталкивалась с определенными ограничениями и явным неуважением. Например, попытка федеральных властей ввести единый налог на доход от торговли наткнулась на противодействие со стороны самых богатых штатов (Веракрус, Нижняя Калифорния, Нуэво-Леон, Халиско, Мехико и др.). Преемник Мигеля Алемана, тоже выходец из штата Веракрус Адольфо Руис Кортинес (1952-1958) предпринял не одну попытку, чтобы побороть эту оппозицию, но безуспешно. Что касается водоснабжения, то здесь крупные предприниматели, в первую очередь сельскохозяйственные производители побережья Эрмосильо, постоянно отказывались выполнять распоряжение федеральных властей об установке счетчиков на колодцах. Более того, в Монтеррее, например, промышленники создали собственную систему использования подземных вод, которую сами полностью и контролировали. Город мог страдать от жестокой нехватки воды, но их предприятия этого не ощущали. Возможно, эти случаи были редки и не могли повлиять на огромный авторитет президента. Но вполне вероятно, что они просто не выявлялись и не рассматривались. Иначе трудно предположить, почему один высокий сотрудник министерства финансов в 1972 г. говорил, что до этого года невозможно было созвать совещание со всеми казначеями штатов?


А в Мексике сейчас все открыто и все работает! Пирамиды майя, Розовые озера и сказочные острова Карибского моря ждут своих гостей!

iMexico – заходи и выбирай экскурсии по лучшим ценам! Когда весь мир сидит на карантине, мы продолжаем работать. У нас небольшие группы, профессиональные русские гиды, оплата при посадке.

Пять лет безупречной работы и сотни положительных отзывов в социальных сетях. Сделай свой отдых в Мексике незабываемым!

Другие публикации рубрики
Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. На него вы получите ответ на комментарий.

Открыть WhatsApp
Нужна помощь?
Здравствуйте! Если ваш вопрос касается сотрудничества или наших услуг, мы ответим в самое ближайшее время.
В остальных случаях задайте вопрос в форме комментариев под любой публикацией на близкую тему. Так вы гарантировано получите ответ.